Российская пилотируемая космонавтика: возможные пути развития
13 января 2021 года
09:01
Российская пилотируемая космонавтика: возможные пути развития
Текст новости:
Российская пилотируемая космонавтика: возможные пути развития.
На протяжении последних 20 лет Роскосмос, как и другие космические агентства, был надежно защищен от необходимости размышлять над целями, задачами и перспективами пилотируемой космонавтики. Это защиту обеспечивает Международная космическая станция. МКС должна была завершить свою работу еще в 2015 году, но она оказалась настолько удобна для всех, что, вероятно, просуществует в два раза дольше – до 2028 или 2030 года. И действительно, если раньше приходилось размышлять о смысле полетов в космос, придумывать «магистральный путь развития» или ставить новые, более амбициозные цели, то теперь есть МКС. На нее просто нужно регулярно летать, и этого достаточно.
Тем не менее, в 2021 году уже нельзя сказать, что срок затопления МКС находится за горизонтом планирования. А значит, Роскосмосу необходимо решать, в каком направлении российская пилотируемая космонавтика двинется с МКС, когда сама станция направится к плотным слоям атмосферы Земли.
С аналогичной проблемой столкнулись и другие страны, но их планы в общих чертах уже понятны. Так, США планируют постепенно перенести акцент на лунную программу. К середине 2020-х годов у них появится станция Gateway на орбите Луны, а ближе к 2030 году возможна и высадка на поверхность спутника. Но и с низкой орбиты Земли они не уйдут: там на смену МКС придет небольшая коммерческая станция.
Другие партнеры по МКС не будут строить низкоорбитальные станции, но присоединятся к США на станции Gateway.
Собственная амбициозная программа есть у Китая. Уже в 2021 году он начнет строить свою низкоорбитальную многомодульную станцию, а во второй половине десятилетия планирует высадить космонавтов на Луну, обойдясь при этом без лунной орбитальной станции. Для реализации лунной программы Китай не планирует (https://novosti-kosmonavtiki.ru/articles/76035.html) привлекать иностранных партнеров.
Давайте рассмотрим те варианты, которые доступны Роскосмосу. По объективным причинам любой проект, который придет на смену МКС, требует увеличения расходов на пилотируемую космонавтику (создать новое дороже, чем эксплуатировать уже имеющееся). Поскольку российское правительство не демонстрирует желания выделять дополнительное финансирование, для начала рассмотрим два наиболее вероятных варианта развития событий. Остальные доступны Роскосмосу с технологической точки зрения, но требуют дополнительных финансовых средств, а также некоторой смелости, не свойственной российской космической госкорпорации.
Первый вариант – это, как ни странно, полный отказ от пилотируемой космонавтики. С самого начала своего существования она играла почти исключительно политическую роль, пропагандируя технологические успехи государства. В случае России, пилотируемые полеты в космос давно перестали работать на престиж государства, а на фоне полетов американцев и китайцев к Луне они будут играть скорее отрицательную роль. Поддержание пилотируемой космонавтики потеряет всякий смысл, а отказ от нее позволит сэкономить средства в государственном бюджете.
Также Роскосмос может попробовать сохранить пилотируемую программу. В первой половине 2020-х годов можно договориться о гостевых визитах на китайскую низкоорбитальную станцию. Отделение новых российских модулей МКС (МЛМ-У «Наука», УМ «Причал», НЭМ) перед затоплением МКС позволит превратить их в небольшую национальную станцию. При этом, пусть станция и не будет постоянно обитаемой, у российских космонавтов сохранится возможность время от времени летать в космос.
Отделение модулей обязательно будет сопровождаться заявлениями о дальнейшем расширении станции за счет запуска к ней принципиально новых модулей: трансформируемого, свободнолетающего (ОКА-Т) и т. д. Однако реализация этих планов будет возможна лишь при расширении финансирования пилотируемой космонавтики. В то же время, у правительства не будет никаких мотивов для увеличения расходов на пилотируемую космонавтику. Поэтому если отделение российских модулей от МКС можно считать самым простым и вероятным вариантом развития событий, то достройка станции до полностью функциональной – один из самых невероятных сценариев. Для сравнения, российский сегмент МКС так и не был достроен даже спустя 22 года после запуска первого модуля.
Альтернативный путь развития космонавтики – это присоединение к американской космической программе. В обмен на шлюзовой модуль (а в перспективе, возможно, и на спасательную капсулу) Роскосмос получит возможность запускать космонавтов на американскую окололунную станцию. Это позволит не только сохранить пилотируемую космонавтику, но и удержать ее ближе к передовым рубежам. Ценой этому станет признание того факта, что Роскосмос больше не может сотрудничать с НАСА на равных. Кроме того, до российского космонавта очередь при организации высадок на поверхность Луны дойдет уже после европейских, канадских и, вероятно, японских астронавтов.
С другой стороны, участие в американской программе обойдется недорого. Для начала потребуется создать лишь один модуль Gateway. И лишь в перспективе России понадобится собственный лунный пилотируемый корабль и ракета-носитель, способная доставить его на орбиту Луны.
Весьма схожих результатов Роскосмос может добиться и без сотрудничества с НАСА. Для этого надо всего лишь взять старую советскую концепцию одномодульных орбитальных станций и адаптировать ее под современные нужны. Посещаемая станция из одного маленького модуля на орбите Луны потребует той же инфраструктуры, что и участие в программе Gateway: нового корабля (ПТК НП), ракеты, способной запустить его на орбиту Луны, и, собственно, модуля, в котором космонавты будут жить и работать. В этом случае российские космонавты не смогут высадиться на Луну, но постройка окололунной инфраструктуры позволит удержать отставание от США и Китая в умеренных пределах. Если же Роскосмос останется на низкой орбите, то до передовых космических держав ему будет, простите, как до Луны.
В отличие от НАСА, две параллельные пилотируемые программы он не потянет. А значит, помимо дополнительного финансирования Роскосмосу потребуется решимость, чтобы отказаться от низкоорбитальной станции ради лунной программы.
Не стоит недооценивать психологический фактор. За всю свою историю советская и российская пилотируемая космонавтика так и не решилась выйти за пределы низкой орбиты Земли. Для нее Луна и ее орбита – это неизведанное пространство, в котором нельзя опереться на старый опыт. ЦНИИМаш – «мозговому центру» Роскосмоса, отвечающему за формирование стратегии, – будет очень сложно решиться на такой шаг: без опоры на привычных партнеров, без запасного плана в виде на низкоорбитальной станции. А поэтому отнюдь не факт, что российская космонавтика вышла бы за пределы низкой орбиты, даже не испытывай она проблемы с финансированием.
Наконец, возможен еще более смелый вариант действий – собственная лунная программа, взаимосвязанная с программами других стран. Другими словами, Роскосмос может отказаться от создания полной лунной пилотируемой инфраструктуры, положившись на возможности стран-партнеров. И это единственная возможность для Роскосмоса остаться на переднем рубеже пилотируемой космонавтики.
Наиболее очевидная система взаимосвязанных национальных космических программ выглядит следующим образом: НАСА создает станцию Gateway на орбите Луны, транспортную систему SLS/Orion и, в перспективе, взлетно-посадочный корабль (ЛВПК) для лунных пилотируемых экспедиций. ЕКА на основе своей перспективной тяжелой лунной посадочной платформы разрабатывает собственную версию ЛВПК. А Роскосмос создает модуль (или несколько модулей) лунной базы и, опционально, ПТК НП с ракетой для его доставки на орбиту Луны. Таким образом, все страны к концу 2020-х годов получает возможность работать на Луне, используя при этом элементы инфраструктуры своих партнеров.
Возможен и другой сценарий: например, Роскосмос может предложить Китаю свою одномодульную окололунную орбитальную станцию в качестве перевалочного пункта при организации полетов на поверхность Луны. Китайская лунная программа в нынешнем виде не требует такой станции, однако в перспективе она может пригодиться. В обмен Китай мог бы «возить» российского космонавта на Луну.
https://kosmolenta.com/index.php/1696-2021-01-13-manned-options
(мнение)

Связанные объекты: #Роскосмос (найти в новостях), #МКС (найти в новостях), #США (найти в новостях), #Луны (найти в новостях), #Отделение (найти в новостях), #НЭМ (найти в новостях), #ПТК НП (найти в новостях), #Луна (найти в новостях), #ЕКА (найти в новостях).

Текст со страницы (автоматическое получение):
На протяжении последних 20 лет Роскосмос, как и другие космические агентства, был надежно защищен от необходимости размышлять над целями, задачами и перспективами пилотируемой космонавтики. Это защиту обеспечивает Международная космическая станция. МКС должна была завершить свою работу еще в 2015 году, но она оказалась настолько удобна для всех, что, вероятно, просуществует в два раза дольше – до 2028 или 2030 года. И действительно, если раньше приходилось размышлять о смысле полетов в космос, придумывать «магистральный путь развития» или ставить новые, более амбициозные цели, то теперь есть МКС. На нее просто нужно регулярно летать, и этого достаточно.
Тем не менее, в 2021 году уже нельзя сказать, что срок затопления МКС находится за горизонтом планирования. А значит, Роскосмосу необходимо решать, в каком направлении российская пилотируемая космонавтика двинется с МКС, когда сама станция направится к плотным слоям атмосферы Земли.
С аналогичной проблемой столкнулись и другие страны, но их планы в общих чертах уже понятны. Так, США планируют постепенно перенести акцент на лунную программу. К середине 2020-х годов у них появится станция Gateway на орбите Луны, а ближе к 2030 году возможна и высадка на поверхность спутника. Но и с низкой орбиты Земли они не уйдут: там на смену МКС придет небольшая коммерческая станция.
Другие партнеры по МКС не будут строить низкоорбитальные станции, но присоединятся к США на станции Gateway.
Собственная амбициозная программа есть у Китая. Уже в 2021 году он начнет строить свою низкоорбитальную многомодульную станцию, а во второй половине десятилетия планирует высадить космонавтов на Луну, обойдясь при этом без лунной орбитальной станции. Для реализации лунной программы Китай не планирует привлекать иностранных партнеров.
Давайте рассмотрим те варианты, которые доступны Роскосмосу. По объективным причинам любой проект, который придет на смену МКС, требует увеличения расходов на пилотируемую космонавтику (создать новое дороже, чем эксплуатировать уже имеющееся). Поскольку российское правительство не демонстрирует желания выделять дополнительное финансирование, для начала рассмотрим два наиболее вероятных варианта развития событий. Остальные доступны Роскосмосу с технологической точки зрения, но требуют дополнительных финансовых средств, а также некоторой смелости, не свойственной российской космической госкорпорации.
Первый вариант – это, как ни странно, полный отказ от пилотируемой космонавтики. С самого начала своего существования она играла почти исключительно политическую роль, пропагандируя технологические успехи государства. В случае России, пилотируемые полеты в космос давно перестали работать на престиж государства, а на фоне полетов американцев и китайцев к Луне они будут играть скорее отрицательную роль. Поддержание пилотируемой космонавтики потеряет всякий смысл, а отказ от нее позволит сэкономить средства в государственном бюджете.
Также Роскосмос может попробовать сохранить пилотируемую программу. В первой половине 2020-х годов можно договориться о гостевых визитах на китайскую низкоорбитальную станцию. Отделение новых российских модулей МКС (МЛМ-У «Наука», УМ «Причал», НЭМ) перед затоплением МКС позволит превратить их в небольшую национальную станцию. При этом, пусть станция и не будет постоянно обитаемой, у российских космонавтов сохранится возможность время от времени летать в космос.
Отделение модулей обязательно будет сопровождаться заявлениями о дальнейшем расширении станции за счет запуска к ней принципиально новых модулей: трансформируемого, свободнолетающего (ОКА-Т) и т. д. Однако реализация этих планов будет возможна лишь при расширении финансирования пилотируемой космонавтики. В то же время, у правительства не будет никаких мотивов для увеличения расходов на пилотируемую космонавтику. Поэтому если отделение российских модулей от МКС можно считать самым простым и вероятным вариантом развития событий, то достройка станции до полностью функциональной – один из самых невероятных сценариев. Для сравнения, российский сегмент МКС так и не был достроен даже спустя 22 года после запуска первого модуля.
Альтернативный путь развития космонавтики – это присоединение к американской космической программе. В обмен на шлюзовой модуль (а в перспективе, возможно, и на спасательную капсулу) Роскосмос получит возможность запускать космонавтов на американскую окололунную станцию. Это позволит не только сохранить пилотируемую космонавтику, но и удержать ее ближе к передовым рубежам. Ценой этому станет признание того факта, что Роскосмос больше не может сотрудничать с НАСА на равных. Кроме того, до российского космонавта очередь при организации высадок на поверхность Луны дойдет уже после европейских, канадских и, вероятно, японских астронавтов.
С другой стороны, участие в американской программе обойдется недорого. Для начала потребуется создать лишь один модуль Gateway. И лишь в перспективе России понадобится собственный лунный пилотируемый корабль и ракета-носитель, способная доставить его на орбиту Луны.
Весьма схожих результатов Роскосмос может добиться и без сотрудничества с НАСА. Для этого надо всего лишь взять старую советскую концепцию одномодульных орбитальных станций и адаптировать ее под современные нужны. Посещаемая станция из одного маленького модуля на орбите Луны потребует той же инфраструктуры, что и участие в программе Gateway: нового корабля (ПТК НП), ракеты, способной запустить его на орбиту Луны, и, собственно, модуля, в котором космонавты будут жить и работать. В этом случае российские космонавты не смогут высадиться на Луну, но постройка окололунной инфраструктуры позволит удержать отставание от США и Китая в умеренных пределах. Если же Роскосмос останется на низкой орбите, то до передовых космических держав ему будет, простите, как до Луны.
В отличие от НАСА, две параллельные пилотируемые программы он не потянет. А значит, помимо дополнительного финансирования Роскосмосу потребуется решимость, чтобы отказаться от низкоорбитальной станции ради лунной программы.
Не стоит недооценивать психологический фактор. За всю свою историю советская и российская пилотируемая космонавтика так и не решилась выйти за пределы низкой орбиты Земли. Для нее Луна и ее орбита – это неизведанное пространство, в котором нельзя опереться на старый опыт. ЦНИИМаш – «мозговому центру» Роскосмоса, отвечающему за формирование стратегии, – будет очень сложно решиться на такой шаг: без опоры на привычных партнеров, без запасного плана в виде на низкоорбитальной станции. А поэтому отнюдь не факт, что российская космонавтика вышла бы за пределы низкой орбиты, даже не испытывай она проблемы с финансированием.
Наконец, возможен еще более смелый вариант действий – собственная лунная программа, взаимосвязанная с программами других стран. Другими словами, Роскосмос может отказаться от создания полной лунной пилотируемой инфраструктуры, положившись на возможности стран-партнеров. И это единственная возможность для Роскосмоса остаться на переднем рубеже пилотируемой космонавтики.
Наиболее очевидная система взаимосвязанных национальных космических программ выглядит следующим образом: НАСА создает станцию Gateway на орбите Луны, транспортную систему SLS/Orion и, в перспективе, взлетно-посадочный корабль (ЛВПК) для лунных пилотируемых экспедиций. ЕКА на основе своей перспективной тяжелой лунной посадочной платформы разрабатывает собственную версию ЛВПК. А Роскосмос создает модуль (или несколько модулей) лунной базы и, опционально, ПТК НП с ракетой для его доставки на орбиту Луны. Таким образом, все страны к концу 2020-х годов получает возможность работать на Луне, используя при этом элементы инфраструктуры своих партнеров.
Возможен и другой сценарий: например, Роскосмос может предложить Китаю свою одномодульную окололунную орбитальную станцию в качестве перевалочного пункта при организации полетов на поверхность Луны. Китайская лунная программа в нынешнем виде не требует такой станции, однако в перспективе она может пригодиться. В обмен Китай мог бы «возить» российского космонавта на Луну.
Космическая лента
Автоматическая система мониторинга и отбора информации
Источник
Другие материалы рубрики
★★  11 января 2021 года
22:01
NASA обновляет солнечные батареи МКС.
★★  11 января 2021 года
04:45
Новогодняя Россия из космоса